Горячий шоколад и метель

-    Девушкаа! Заказывать будете?

-         Что? – я выплыла из астрала.

-         Что-что – откуда я знаю, что?! – официантка, видно, окончательно потеряла терпение. – Так будете?

-         Я еще посижу немного. Дайте мне минут десять, — сказала я, приходя в себя.

Официантка развернулась и недовольно забурчала, удаляясь от моего столика:

- Так можно весь день просидеть…

Я раскрыла томик Акунина. Вообще-то не люблю детективы, но Акунин почему-то по душе пришелся. По-крайней мере, до середины книжки непонятно, кто убийца. Это уже прогресс. Да и слог у него очень приятный. Видно, под классику косит.

За окном мела вьюга. Сырой питерский климат медленно убивает. В Питере хорошо быть туристом. Но постоянно жить в сером, промозглом, депрессивном городе – невозможно без помутнения рассудка.

- Девушка, горячий шоколад принесите! – крикнула я куда-то в сторону барной стойки.

Состояние у меня было странное. Как всегда. Так себя обычно чувствуешь перед дальней дорогой. И это мое привычное состояние – «как перед дальней дорогой». Ни к чему не привязана. Ни за что не цепляюсь. Легкость. Свежесть. Новизна в каждом мгновении.

Передо мной появилась большая белая кружка с горячим шоколадом. Запах начал согревать меня.

Недавно одна моя знакомая упала, поскользнувшись на льду. Упала нехорошо, головой об лед. А сверху на голову упал проходящий мимо человек, который попытался ее поймать. Секундное дело. Когда мужчина вскочил на ноги, пытаясь понять, жива ли девушка, с потревоженных крыш стал с грохотом падать снег.

- Бомбят? – спросила моя знакомая, лежа на льду, и мужчина понял, что дело плохо.

Дальше была травма. Травмпункт. Где с мужчины взяли 500 рублей за прием. Сделали рентген. Поводили пальцем у носа. Посмотрели подбитое ухо. Диагноз «жить будет» всех, безусловно, порадовал. В итоге сотрясение мозга, требуется несколько дней полного покоя.

Расставались тяжело. Мужчина чувствовал себя виноватым.

- Да я бы все равно навернулась, и без вашей помощи, ей-богу! – говорила девушка в ответ.

- Но, видимо, с меньшими травмами… — не унимался случайный прохожий.

- Кто знает…

За соседним столиком ребенок сидит и ждет маму. Чихнул громко.

- Мааамааа!

Мать машет ему рукой от барной стойки:

- Ручкой вытри, сынок!

Я протягиваю салфетку. Мальчик смущается, улыбается, берет салфетку и, повозив около носа, машет ею маме:

- Мне тетя дала! – кричит радостно мальчик, так и не вытерев свои сопли.

Эх, как же я люблю сидеть в кафе и наблюдать. И творить.

Наконец заходит Жора. Подходит к моему столику, на ходу сделав заказ, что-то типа «Девочки, мне американо со сливками и минеральной воды!». Жора – это мой литературный агент. Он весьма худощавого телосложения, что не сочетается с его тучным именем.

Жора сел, посмотрел мягко в мои глаза, не отводя взгляда закурил. Помолчали. Я допивала свой горячий шоколад.

- Деньги я тебе, конечно, принес. Но, дорогуша, ты не расслабляйся. Пишешь талантливо, хорошо, но надо острее сюжет, нам ведь это продать надо, а?

- Ага, — говорю, — Донцову из меня хочешь сделать?

- Ни в коем разе! – восклицает Жора. – И, очень тебя прошу, спрячь ты этого акунина, а то еще, не дай бог, слухи пойдут, что мой писатель читает детективы!

- Да меня ж никто не узнает все равно, — пробормотала я, переворачивая книгу.

- Это пока! – Жора поднял вверх указательный палец для убедительности. – Это пока.

- Ну ладно. Деньги-то дай. – Зная жорину «забывчивость» говорю я.

- На-на, тебе принес ведь. – Жора положил на стол конверт, а сам набросился на свой американо, как будто это его первый в жизни кофе.

- Ого! Толстый. – Я запихала конверт в сумку, не пересчитывая.

- Это аванс. Дальше будет больше. Ты только твори, деточка! Не останавливайся.

Жора скользнул быстрым взглядом по полупустому кафе. Причмокнул и замер.

Я немного посидела, потом открыла книгу и стала читать. Минут через пятнадцать Жора очнулся:

- Так все, я побежал. Жду материал от тебя через неделю. Деньги будут недели через две. И ты это… поострее, ага? – Жора подмигнул, шмыгнул к стойке, расплатился и исчез.

Мне оставалось только допить шоколад, наслаждаясь хорошей прозой, и идти домой творить поострее.

Я все время думаю о том, зачем богу понадобилось людей головой об лед стукать? Единственное разумное объяснение этому – чтобы вернуть в Настоящий момент. Вот спросите человека, который упал, о чем он думал перед тем, как упасть! Он вам расскажет кучу интересных вещей: продукты в магазине покупал, к родителям ездил, подарки на новый год дарил, билеты заграницу оформлял, ребенка из садика забирал и так до бесконечности. А БЫЛ-ТО он в тот момент на улице, на скользком льду. Только его тело там было, а сознание – нет. Бах! — вот и соединили одно с другим.

В момент падения сознание очищается от всех этих ненужных мыслей в один миг – когда падаешь, ты ни о чем не думаешь! Пустота.

Я оделась, положила деньги за шоколад на столик под блюдце и вышла в метель.

Запись опубликована в рубрике 2011 год. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>